28 сентября - Народ Кыргызстана в надежде на честный и справедливый суд

 

В рамках судебной реформы, начиная с 2012 года, были внесены изменения в 17 кодексов, но правительство КР слабо отработало их реализацию и введение законов в действие. Об этом говорил президент Сооронбай Жээнбеков ещё в мае этого года во время первого заседания Совета по судебной реформе.

 

Во время своего выступления глава государства отметил, что 70 процентов обращений в его адрес касаются несправедливости в суде, поэтому реформу необходимо ускорить. А это означает, что нужен тщательный отбор работников судебного корпуса, необходимо внедрить институт пробации, ввести должности следственного судьи и т.д.

 

Из слов президента получается, что правительство КР вяло осуществляет реализацию и введение новых кодексов, которые должны вступить в силу с 1 января 2019 года. Ведь все эти законы проходили через сито депутатов парламента, которые обсуждали, спорили и только через несколько чтений принимали окончательное решение.

 

На этот раз на вопросы АНПО «Эдвокаси центр по правам человека» отвечает член Комитета по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту Жогорку Кенеша Айнуру Алтыбаева.

 

 

- Айнуру Тойчиевна, недавно Верховный суд КР, ссылаясь на исследование, сообщил о доверии населения суду на 76%. Это не могло не вызвать полемику среди пользователей социальных сетей. Одни утверждали, что эти цифры не соответствует реалиям, другие поддержали Айнаш Токбаеву, которая озвучила эти данные (на тот момент она была председателем Верховного суда КР).

 

 

- Я всё таки хочу поддержать Айнаш Абдымановну, находившуюся на этом посту в течение последних трёх лет, в том, что за этот период она со своей командой выполнила достаточно много важных задач. Во время своего отчёта в нашем комитете она предоставила реальное положение дел. В её функции входили организация процессов в рамках возложенных на неё обязанностей, и при этом она не вмешивалась в судебные дела. К примеру, за время её работы где-то были отремонтированы старые здания местных судов или построены новые, к примеру, как в Чаткальском районе Джалал-Абадской области. В некоторых залах судов были установлены камеры видеонаблюдения, соблюдены нормы судопроизводства. Всё, что было в её силах, она выполнила.

 

- Интересно узнать вашу позицию относительно доверия граждан страны судам?

 

- Что касается доверия к судебной системе – этот вопрос очень важный для нашего государства. Учитывая две последние революции 2005 и 2010 гг., причиной которому послужили народные волнения, было важно обозначить справедливость судебных решений, в частности после выборов и по отдельным судебным делам.

 

- Вы хотите углубиться в историю, указав, как начиналась реализация судебно-правовой реформы в Кыргызстане?

 

- После апрельских событий 2010 года в Конституции страны появились первые нормы, которые были направлены на реформирование судебной системы. Образовался первый Совет по отбору судей. Концепция, принятая во время пятого созыва депутатов парламента, оказалась верной. В её создании принимали участие представители аппарата президента и всех пяти фракций Жогорку Кенеша. И после этого институт Совета по отбору судей заработал. Конечно, были трудности, поэтому вносились поправки с учётом рекомендаций. Таким же поправкам была подвергнута Конституция в 2016 году, когда после референдума, появился Дисциплинарный совет, в обязанности которого входит мониторинг работы судей. Члены Дисциплинарного совета не могут напрямую вмешиваться в работу судей, но если видны явные нарушения судопроизводства, то такие замечания обязательно выносятся.

 

- Что в этом самое главное на ваш взгляд с позиции народного избранника?

 

- Самое важное в этом процессе – желание и наличие политической воли, несмотря на трудности в продвижении реформ. За 20 лет судебная система в Кыргызстане, если смотреть историю, улучшалась. Если из тысячи человек, которые приходили к нам на приём в парламент, многие из них них уходили недовольными вынесенными решениями судов в различных инстанциях. Поэтому вопрос доверия к судьям достаточно актуален и продолжает волновать наших избирателей. И самое главное, что наш президент заявил, что приложит максимум усилий в продвижении судебных реформ в Кыргызстане.

И вот принятый пакет уголовного законодательства, в числе которых есть новые кодексы о нарушениях и проступках, свидетельствует о совершенствовании норм и обязанностей всех соответствующих органов. В этих документах имеются новые механизмы, которые станут залогом и надеждой в реализации судебных новшеств.

 

- В последнее время Верховный суд КР рапортовал о своих успехах в электронном судопроизводстве и как вы упомянули о видеокамерах в залах судов. Но это больше касается Бишкека, в то время как в регионах ситуация иная. К примеру, в помещениях Араванского или Узгенского районных судов Ошской области посетителям порой некуда присесть, не говоря уже о видеокамерах…

 

- Как раз мы только недавно, 25 сентября 2018 г. в комитете рассматривали отчёт правительства КР по бюджету за 2017 год. И некоторые из депутатов считают неважным, когда суд просит деньги на свои нужды. Им приходится к нам отдельно обращаться, чтобы им выделили средства на строительство нового здания суда из республиканского бюджета. Не всегда это поддерживается. К примеру, когда на повестку дня выносится вопрос о выделении денег строительству здания школы или суда, то все инстинктивно поддерживают строительство учебного заведения, или ремонт здания детского сада. И вот нам, депутатам профильного комитета парламента, приходится лоббировать судей, которые работают в развалюхах, которые даже зданием суда нельзя назвать. К примеру, судебные здания в Европе внушают доверие, величественность и каждый рассчитывает на справедливое решение суда.

 

- Айнуру Тойчиевна, выше вы отметили, что с января будущего года вводятся новые законы, а, следовательно, надзорные, следственные и судебные органы сейчас готовятся к их применению. С какими трудностями они могут столкнуться на практике, учитывая, что ещё вводится институт следственного судьи?

 

- Скажу сразу, что для подготовки был дан достаточный срок. Более трёх лет назад в первом чтении мы обсуждали эту тему. Некоторые из депутатов, изучая нововведения, говорили, что ещё не готовы к этому, предлагали отсрочить эти законы, ссылаясь на нехватку финансирования из бюджета страны. Но в тоже время прокуроры, судьи, следователи знакомились с новеллами уголовного законодательства. Как только мы начнём оттягивать этот процесс, сразу же наступит расслабление. Поэтому был установлен, так сказать, маячок с определением даты – 1 января 2019 года. И я уверена, что ход подготовки ведётся на достаточном уровне, проводятся семинары и обучающие тренинги. А что касается следственного судьи, я не сторонник того, чтобы изобретать велосипед. Подобные институты успешно апробированы и успешно работают в других странах. Эта система новая и нам тоже нужно её внедрять, опираясь на зарубежный опыт. Когда коллеги пытаются отсрочить эти нововведения, я всегда говорю им, что для того, чтобы научится плавать, сначала надо войти в воду, а не кричать на берегу. Поэтому нужно все равно когда-то начинать, несмотря на предстоящие трудности.

 

- Простые граждане часто поднимают вопрос о коррупции в судах, и соответственно у них сложился миф, что судебное дело выигрывает та сторона, которая больше денег дала судье…

 

- Всё это и делается, чтобы искоренить коррупцию в судах. А то, что люди говорят, это – не миф, а реальность. Имелись факты, когда нечистоплотные на руку судьи брали деньги и попадались, поэтому отрицать коррупцию в судебных органах нет смысла, так же как и о том, что уровень доверия населения к судьям низок. И всё что мы сейчас делаем, принимая новые законы и требуя декларации о доходах, является по сути реформированием судебной системы. На днях к нам приходила член Верховного суда КР, не сдавшая декларацию. Выяснилось, что она это сделала в электронном виде, но при этом не получила подтверждения, поэтому в справке отсутствовала её декларация о доходах. И в данном случае очень важно, когда государство через свои механизмы выработало меры для того, чтобы судья мог дорожить своей работой и не брал взятки, вынося честное и справедливое решение.

 

- А что вы можете сказать о зависимости судей, когда им сверху поступает команда выносить «правильное» решение по отдельным резонансным делам? Хотя мы все знаем, что судебная власть никому не обязана подчиняться…

 

- Каждый судья обязан выносить приговор, исходя из действующих в стране законов. В первую очередь судья должен быть профессионалом, иметь отличные знания и человеческие качества, патриотизм. Они и поэтому являются отдельной ветвью власти, чтобы никому не подчиняться, быть независимыми и честными, а их решения должны быть законными.

 

- И последний вопрос относительно судебно-правовой реформы, которая в Кыргызстане длится уже годами. Когда можно будет поставить жирную точку и сказать, что всё у нас уже отлично?

 

- Не могу назвать точную дату, когда в Кыргызстане настанет всё хорошо. Но этот важный вопрос всегда на повестке, учитывая, что у президента есть политическая воля, у парламента имеется интерес к разработке новых законов и механизмов. И всё это мы делаем для того, чтобы суд реально выносил справедливые решения. Но всё это зависит от многих параметров, в числе которых зарплаты судей, их рабочие места, то есть должна быть всецело государственная поддержка и принятие превентивных мер, чтобы это система изменилась в положительную сторону. И я верю, что у нас наступит день, когда все кыргызстанцы начнут доверять судам, которые будут выносить только законные решения.

 

Бакыт Ибраимов